Суд на Еленой Чернега

23 сентября 2021 года в Ленинском районном суде города Самары защита имела честь познакомиться с заместителем прокурора города Самары советником юстиции К.А. Куницким. Это именно то должностное лицо, которое утвердило обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению руководителя Департамента образования администрации городского округа Самара Чернега Елены Борисовны.

Сегодня в суде стало понятно, как такое дело можно было направить в суд. Достаточно было познакомиться с тем, кто утверждал обвинительное заключение. Не смеялся над вопросами прокурора только ленивый. А таких не было, смеялись все, сдержаться было невозможно. В судебном процессе прокурор отказался от допроса важнейших свидетелей обвинения — главы городского округа Самара Е.В. Лапушкиной и министра образования и науки Самарской области В.А. Акопьяна. А зря. Сторона защиты в лице адвоката нашего бюро Анны Давыдовой заявила их как важнейших свидетелей зашиты, получила судебные повестки и пригласила на допрос. И вот здесь стало все очевидно — прокурор Куницкий не знает материалов уголовного дела. Чего стоят вопросы к Главе города Самары о том, что ей известно о родителях, которые отдавали детей в частные детские сады? Что это? Какие родители? Почему это должна знать глава городского округа Самары? Резюме прокурора: «то есть не одна заведующая занимается, чтобы дети в этом детском саде ( орфография сохранена) получали дошкольное образование». Набор слов, никому не понятный. На возражение и удивление защиты восклицал: «что я не так спросил»? Прокурор вообще не понимал, кто строит сады, что делает администрация города Самары, а что Департамент.

Но изюминка была дальше — после оспаривания очередного вопроса воскликнул: «я вообще не понимаю, что здесь происходит», и далее что-то ругательное. Это было уже стыдно. Поэтому и не удивляет качество расследование, и искаженное понимание наличия состава преступления, и вообще понимание уголовного и уголовно-процессуального закона. В целом оба свидетеля дали показания, полностью оправдывающие Елену Борисовну Чернега. И ещё пикантность: адвокату Давыдовой прокурором Куницким было замечено, что «нарушается Кодекс адвокатских работников (видимо имелся в виду Федеральный закон об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации или Кодекс профессиональной этики), а сам прокурор говорит на языке гражданина Российской Федерации, и Президент нашей страны также говорит» (это дословно, велось, кстати, аудиопротоколирование).

Всё это мы публикуем не для того, чтобы унизить конкретного прокурорского работника или прокуратуру в целом. Мы лишь в очередной раз обращаем внимание руководства прокуратуры на неподготовленность к процессам прокуроров на местах, и превращение судебного процесса в фарс, далекий от основных принципов уголовно-процессуального законодательства.

    ОСТАЛИСЬ ВОПРОСЫ?
    Специалисты изучат ваш вопрос и предложат решение
    Отправляя заявку, вы даёте согласие на обработку персональных данных